14.06.2011  03:07 Интервью

Лето. Спортсмены разлетелись. Где-то в Армении плавает героиня одного из наших интервью Яна Мартынова. Где-то в Новогорске рвет и толкает штангу наш следующий герой тяжелоатлет Андрей Деманов. Фехтуют на соревнованиях недавние триумфаторы молодежного чемпионата Европы Александр Великанов и Камилла Гафурзянова. Когда вы будете читать эти строки, на соревнованиях будет бежать и героиня этого интервью Елена Мигунова. Но в данном случае Елена — героиня косвенная, потому что этой зимой наш сайт уже делал с ней развернутое интервью. А сейчас мы решили пообщаться с ее наставником Ольгой Павловой. Интервью было сделано сразу после окончания тренировки Елены, работавшей в манеже Центрального стадиона.

— Не совсем, конечно, мое дело, но почему летом и в манеже?

— Потому что на нашем стадионе беговое покрытие старое. Покрытие такое же, как в манеже, называется оно «Мондо», но в манеже это «Мондо» более нового поколения, а оттого помягче, а на Центральном стадионе старее и жестче. Плюс в манеже нам не мешают погодные условия, в отличие от того, что подчас творится на стадионе. (В доказательство слов Ольги Ивановны, через несколько минут после начала нашего разговора на улице хлынул ливень. – Прим. авт.) Стадион же, если честно, требует ремонта. Дырки везде, где-то что-то запаяно, перелатано. Плюс в любой момент на дорожку могут вылететь детишки, тренирующиеся рядом. Это все не позволяет бежать на максимальный результат. Понимаете, чтобы на соревнованиях показывать свои лучшие секунды, спортсмен на тренировке должен бежать с максимальной выкладкой, заложив тем самым «базу», и потом стартовать на соревнованиях уже «на автомате». А тут бежишь с опаской, то под ноги себе глядишь, чтобы не попасть в какую-нибудь дырку, то по сторонам, чтобы не сшибить никого.

— Вставлю свои, «полупрофессиональные» пять копеек. Когда мы пару лет тому назад проводили тренировки в манеже по футболу, то испытывали два неудобства. Во-первых, страшная влажность, испарения от искусственного газона. Во-вторых, закат солнца просто ослеплял меня, стоявшего на воротах.

— С испарениями борются тем, что открывают все двери. Поэтому лучше манежа у нас в Казани, на данный момент, нет более лучших условий для тренировок. Тем более, что мы на родине тренируемся не очень долго. Вам повезло, что застали меня здесь, потому что уже в четверг, девятого июня, мы с Леной улетали на соревнования.

Дело в том, что Лена в марте этого года в Париже стала чемпионкой Европы в закрытых помещениях, после чего у нее зимний сезон был закончен. Мы немножко отдыхали, тренировались, не форсируя подготовку, и готовились к летнему сезону. Сезон длинный, надо готовиться так, чтобы пик формы пришел на август. Недавно вернулись со сборов, прошли серию стартов, на которых Лена трижды финишировала первой. После чего улетаем на этап Гран-при в Турции.

— В связи с изменениями в структуре, где Мигунова служит, я имею в виду переименование милиции в полицию, внесли какие-то изменения в ее жизнь?

— Насколько я знаю, Лене предстоит пройти переаттестацию. Но с подобными вопросами лучше обращаться к ней напрямую. К тому же, при смене названия отрасли, отвечающей за правопорядок, лично для меня принципиальным был вопрос не названия (милиция либо полиция), а кандидатуры человека, возглавившего её. Слава Богу, что переназначили нашего любимого председателя ФСО «Динамо» Асгата Ахметовича Сафарова.

Тренируемся отдельно

— У представителей многих видов спорта местом жительства можно называть их спортивные базы – в Новогорске, на «Озере Круглом» и так далее. Где находится второй дом у легкоатлетов?

— Начну с того, что с 2008 года мы отказались от участия в целевых сборах национальной команды России. Сейчас мы готовимся за деньги, которые нам предоставляет Республика Татарстан. Дело в том, что находиться на сборах в составе сборной команды немножко… для меня неприемлемо. Не хочу провокаций, мне этого не нужно. Что касается мест, где проводятся сборы, то в группах на «выносливость» марафонцы, средневики работают в Кисловодске, скоростно-силовую работу выполняют в Адлере. Плюс выезжают в Киргизию, Португалию. Мы с Леной в последние годы также тренировались в Португалии, плюс в Чехии, Испании, Узбекистане. Между тем, класс и уровень мест, где мы тренируемся, намного выше, чем в местах, где тренируется состав нашей сборной.

— Вопрос, с которым вы можете согласиться, либо нет. Только что в Казани завершился этап Континентального Кубка ЕКВ по пляжному волейболу. С прошлого года соревнования по этому виду спорта стали уже третьими тестовыми перед казанской Универсиадой, после этапа чемпионата России и студенческого чемпионата Европы. По легкой атлетике тестовых соревнований пока еще не было ни одного. Последний старт, который принимала Казань, был летний чемпионат России, отборочный к Летней Олимпиаде в Пекине. И это при том, что на легкоатлетов мы возлагаем надежды как на Олимпиадах, так и на Универсиадах, а «пляжников» у нас практически нет.

— Я здесь как раз таки не соглашусь. Не соглашусь в том плане, что тестовые соревнования нужны прежде всего не для самих спортсменов, а для тех служб, которые будут работать во время проведения тех или иных соревнований. Раз уж у нас нет «пляжников», то нет и соответствующего опыта для проведения соревнований по этому виду спорта. Я уже высказывала свое мнение министру спорта Рафису Бурганову о том, что в Казани следует провести те соревнования, в которых татарстанские спортсмены являются кандидатами в олимпийские сборные страны. Дело в том, что не всегда в процессе комплектования подобных сборных во главу угла ставится спортивный принцип. Подчас в дело идут «подковерные» игры.

Что касается легкой атлетики. Наш стадион уже имеет международный сертификат, который позволяет не проводить на нем тестовые соревнования. В большей части же они нужны для самого спортсооружения и для тех служб – транспортной, волонтерской, прессы, которые будут работать на данном соревновании.

Кроме того, на таком покрытии 1999 года выпуска, которое сейчас имеется на нашем стадионе, невозможно будет провести ни одно серьезное соревнование даже российского масштаба. Стадион просто не готов! Поэтому, если и проводить тестовые соревнования, то уже на новом стадионе Казани, который будет специально построен к старту Универсиады. При его готовности к 2012 году, проведение предолимпийского чемпионата России на новом стадионе могло бы стать большим подспорьем для татарстанских кандидатов в легкоатлетическую сборную страны.

— Болит душа за родной вид спорта?

— А как она может не болеть, если столько лет отдано? Вначале как спортсменки, сейчас как тренера. Я иногда говорю себе – успокойся, не влезай, оставь себе приоритетную задачу – подготовку Лены к Олимпиаде в Лондоне, все остальное, чтобы было вторично. Но… Я недавно высказывалась еще о том, что в ежегодном послании нашего Президента Рустама Минниханова на следующий год должны быть слова о том, что «Подготовка спортсменов Республики Татарстан 2012 года должна быть признана одним из приоритетных направлений в государственной спортивной политике». В 2008 году было Постановление о подготовке наших спортсменов, но как приоритетной задачей тогда ее не называли. Но в 2009 году в послании Президента России Дмитрия Медведева «Подготовка российских спортсменов к Олимпиаде 2012 года была признана как одно из приоритетных направлений нашего правительства».

Почему Шэньчжэнь, а не Дэгу?



— Выбор Универсиады в качестве основного старта года автоматически отодвинул на второй план чемпионат мира, сделав участие на нем невозможным. Почему сделали такой выбор?

— Начнем с того, что со студенческим спортом лично я связана уже более 25 лет. Я была капитаном сборной команды КГУ по легкой атлетике, потом много лет тренировала студенческую сборную команду. Когда мы боролись за право проведения Универсиады в Казани, то Лена Мигунова входила в заявочную компанию. В любой другой ситуации, при выборе между чемпионатом мира и Универсиадой, я бы выбрала чемпионат мира, потому что это наши соревнования профильные, но… Остаться в стороне от той ситуации, когда Лена может в последний раз выступить на студенческих Играх, ведь к 2013 году она уже перешагнет 27-летний возраст. Остаться в стороне от того знаменательного события, когда в Шэньчжэне произойдет передача флага Игр в руки руководителей Республики Татарстан, мы просто не могли.

При этом, я буду настраивать Лену не просто на победу, а на демонстрацию ее максимально лучшего результата. Чтобы весь мир увидел, что не зря Казани доверено проведение Всемирной летней Универсиады.

— Чем запомнилось участие Лены на Универсиаде 2005 года?

— Перед той Универсиадой в Измире Мигунова была признана «Студенткой года». И я на встрече с первым Президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым сказала, что хорошо было бы провести подобные соревнования у нас, в Татарстане. Лена еще добавила, что, стоя на верхней ступеньке пьедестала почета, ей мечталось, чтобы когда-нибудь соревнования такого уровня прошли в ее родной Казани. Чем запомнилась та Универсиада? Своей неповторимой обстановкой. В отличие от Олимпиады, где спортсмен подвергается огромному стрессу, Универсиады попроще, душевнее. Все молодые, красивые, веселые.

— Мне не первый человек говорит о том, что Универсиада более праздничная, а Олимпиада — более ответственная.

— Да, именно так. Олимпиада – очень жесткая вещь.

— Вопрос, связанный с Универсиадой в Казани. Построено много спорткомплексов, Дворцов спорта, но что конкретно будет использоваться под легкую атлетику?

— Не считая строящийся стадион? Знаете, я не совсем компетентна в этом вопросе, потому что тренируюсь в Казани только в манеже и на Центральном стадионе. Но со слов коллег знаю, что добрых слов заслуживают стадионы КАИ-«Олимп» и «Трудовые резервы». Специалисты говорят, что там постелено очень неплохое покрытие, вполне подходящее для тренировок. Там даже можно проводить определенные соревнования, только стадионы надо сертифицировать.

— Во всем мире все чаще строятся чисто футбольные стадионы, без беговых дорожек. Профессионалы легкой атлетики говорят, что этот вид спорта все чаще вытесняется на обочину.

— Не согласна в корне. За границей легкая атлетика как была королевой спорта, так ею и остается! Мы сейчас тренировались в Испании. Заметила, что там легкоатлетам разрешают даже бегать в своих шиповках по футбольному полю. Кстати, сами поля там просто обалденные. Запомнилось еще, что там было одно поле, где организаторы соревнований разрешили пройтись только Лене Мигуновой, как призеру Олимпиады, а остальным этого разрешать не стали. Было это в Барселоне, причем, на этом поле тренируется сама «Барселона». В другом испанском городе Аликанте я насчитала семь стадионов уровня нашего Центрального, с великолепными травяными газонами. Никакого ощущения, что легкоатлеты, как ты говоришь, отодвинуты на задворки, нет и в помине. Там муниципалитет города принял решение, что Мигунова будет тренироваться на местном стадионе бес-плат-но! Более того, в Португалии, на стене одного из стадионов, высечены имена всех знаменитых спортсменов, которые там тренировались или выступали, в том числе и Мигуновой, после того, как она взяла медаль в Пекине. И общая фраза под этими фамилиями – «Мы гордимся вами!»

Жизнь после Мигуновой



— Иногда у меня возникает ощущение, что вы просто растворились в своей ученице. У вас есть кто-нибудь, кто придет на смену Мигуновой?

— Во-первых, я не растворилась. Хотя работа с ней – это один из самых лучших моих проектов. Но я успеваю очень многое делать параллельно с этим проектом. Выиграла «Кадровый резерв». С кафедрой гражданского права я выиграла Всероссийский Грант по правоподдержке спорта высших достижений. Готовлюсь к тому, чтобы после 2013 года закончить с тренерской карьерой. После Мигуновой у меня никого не будет.

— Что сейчас происходит с вашими бывшими учениками Ириной Россихиной, Екатериной Кондратьевой, Рамилем Ариткуловым?

— Рамиль Ариткулов закончил с выступлениями. Продолжает работу в спорте, но не в профессиональной его сфере. У нас были планы поработать с ним вместе на тренерской стезе, но Рамилю было сделано очень хорошее предложение с работой в спорте по профсоюзной линии, на одном из предприятий. Кондратьева продолжает выступать, вернувшись в спорт после рождения ребенка. Но выйти на прежний уровень выступлений ей пока не удается.

Что касается легкоатлетов Татарстана, то у нас есть достаточное количество спортсменов, которые неплохо проявляют себя на уровне юниорского, молодежного, студенческого спорта, но пока дорасти до уровня выступлений, который бы позволял им претендовать на попадание в олимпийскую команду, таких спортсменов в республике я не вижу.

— Есть несколько путей подготовки спортсменов высокого уровня. У маленьких стран свой, где на каждую звездочку молятся, пылинки сдувают, и ждут от нее высокой отдачи, в том числе потому, что народу в этой стране не великое множество, и не каждому по силам стать спортсменом. Или философия сверхдержав с большим количеством спортсменов, где ждут, что кто-то из них «выстрелит»? А потому индивидуальный подход к спортсмену как бы даже и не нужен, сам пусть выживает в условиях жесточайшей конкуренции. Какой из путей ближе нам?

— У меня была докторская диссертация «Стратегия подготовки сборных команд России по легкой атлетике». Там я писала, что подготовка спортсменов сверхдержав, того же Китая, мне не импонирует. Я сама была в Китае, когда мне говорили – «Если упадет четверо, вы не беспокойтесь! Выживет пятый, который и станет национальным героем». Нам надо сосредоточиться на индивидуальных особенностях каждого спортсмена, который пришел в большой спорт. Каждого! Нам просто надо «включить голову». Страна, которая первой полетела в космос, совсем еще недавно являлась сверхдержавой в том же самом спорте, мы должны вернуться к тому, чтобы готовить спортсмена с государственной точки зрения. Причем, относиться к спортсменам, как заменяющимся винтикам, не следует уже на детском уровне. Не надо внушать человеку комплекс неудачника только из-за того, что у него что-то не получилось на детских соревнованиях. Не получилось сейчас, получится чуть позже, если ты его поддержишь

— И таким образом можно повторить известный пример, когда из не самой хорошей гимнастки Леночки Исинбаевой выросла величайшая прыгунья с шестом Елена Исинбаева.

– Вот именно! Не получилось у человека в каком-то виде спорта, а желание заниматься спортом огромное, перепрофилируй его в другой вид спорта. Тут нужно учитывать многие аспекты. Например, в нашей Средней полосе необходимо учитывать то, что наши юные спортсмены чисто генетически развиваются позже, чем спортсмены южных регионов, Кавказа. Одним словом, я за то, чтобы собрать все самое лучшее, что есть в том или ином виде спорта, систематизировать и работать на этом опыте, на этом багаже знаний со спортсменами.

Если раньше мы за счет своих знаний, за счет своих тренеров добивались безоговорочных побед в командном зачете на тех же Олимпиадах, то сейчас тренерский потенциал страны распылился. Кто-то работает на благо наших соперников, кто-то незаслуженно забыт. Это очень больной вопрос. В моем родном виде спорта это можно увидеть на примере бывшего главного тренера сборной России Валерия Куличенко. Его отстранили от работы, обвинив в допинге. Это смешно и глупо! Потому что ни один человек, ни один только главный тренер стоял у руля сборной команды. При нем Россия была могучей легкоатлетической державой. Я до сих пор не могу забыть тот момент, когда он шел по какому-то из зарубежных легкоатлетических стадионов, и встречающиеся по пути заграничные тренеры и представители иностранных федераций низко склоняли голову в знак уважения. При нем сборная страны работала как единая машина 24 часа в сутки, и выступать, и тренироваться в такой команде было огромной честью. Ты чувствовал, что за твоей спиной стоит целая страна!

Джаудат Абдуллин, специально для kazan2013.ru

Департамент Медиа АНО «Исполнительная дирекция «Казань 2013»

источник: kazan2013.com