08.06.2011  12:51 Интервью

Фехтовальный тренер Ирек Радугин был одним из самых заинтересованных наблюдателей на завершившемся в Казани молодежном чемпионате Европы по фехтованию. Дело в том, что в составе сборной России выступал его ученик, шпажист Александр Великанов, который стал девятым по итогам личных соревнований и завоевал золото в команде. После чего, учитель и ученик расстались. Великанов уехал в Москву, а Радугин остался в Казани.

Дома, как в гостях

— Ирек, почему вашему подопечному, а также другой казанской фехтовальщице Камилле Гафурзяновой (рапира) не дали денек-другой дома побыть? Хотя бы в качестве поощрения, ведь Гафурзянова также выиграла золото в команде, плюс была третьей в личных соревнованиях.

— Календарь соревнований такой насыщенный, что спортсменам приходится буквально кочевать с одного соревнования на другое. Поэтому Саша и Камилла сразу же после торжественной церемонии награждения медалистов, отправились на вокзал, откуда на поезде уехали в Москву. Потому, что третьего июня им пришлось улетать в Швейцарию на этап Гран-При. Этот этап является отбором для участия в Олимпиаде в Лондоне.

Тут требуется небольшое объяснение. Дело в том, что в программе Олимпиады запланировано десять видов соревнований. По два на каждый вид оружия – личное и командное в рапире, шпаге, среди мужчин и женщин, плюс мужская сабля. Но соревнования среди женщин в сабле ввели в последнюю очередь, а МОК категорически был против того, чтобы расширять программу соревнований фехтовальщиков с десяти до 12 видов. Поэтому идет чередование видов оружия в программе Олимпиад. Сейчас в Лондоне пришел черед пропускать соревнования в командах женской сабли и мужской шпаги. Поэтому, отбор в этих видах упражнений стал предельно жестким. Ведь, если, благодаря командным соревнованиям на Олимпиаду можно послать до четырех спортсменов, то в личных соревнованиях имеют право выступать лишь трое. Таким образом, моему ученику шпажисту Великанову стало на четверть сложней отобраться на Игры. Впрочем, в Европе пройти отбор сродни подвигу. В командных соревнованиях будут выступать только четыре лучшие европейские команды, при том, что серьезными фехтовальными традициями могут похвастать Венгрия, Германия, Италия, Польша, Франция, страны бывшего Советского Союза, прежде всего, Россия, Украина, плюс в каждом из видов оружия есть свои лидеры. Что касается азиатского и американского континентов, то там на голову сильнее всех выглядят Китай и США, где фехтование очень мощно развито. А вот африканский континент и представители Австралии и Океании, конечно же, уступают всем вышеназванным командам. К примеру, сборная ЮАР, которую я видел на одной из Олимпиад, выступала на уровне наших школьных команд (смеется).

— Давайте вернемся к нашим Великанову и Гафурзяновой.

— Сейчас у них все нацелено на попадание в состав олимпийской сборной. Вот и приходится чем-то жертвовать, в том числе, и обитанием в родном городе. Впрочем, это обычная практика. И Великанов, и Гафурзянова, кандидаты в национальную сборную. И у них порядка 250-300 дней в году выделено на проведение учебно-тренировочных сборов в Лобне, где находится база олимпийской сборной России, которая называется «Озеро Круглое». Там тренируются пловцы, гимнасты, и фехтовальщики двух видов: сабля и шпага. Рапиристы тренируются на другой олимпийской базе в Новогорске.

— Предполагаете, что Великанов сможет пробиться в состав олимпийской сборной?

— Обольщаться не буду. Он входит в восьмерку сильнейших спортсменов в России, но не находится на ведущих ролях. Впрочем, он там один из самых молодых, а потому, может отложить свои наполеоновские планы на выступление на следующей Олимпиаде в 2016 году. На родной Универсиаде в Казани. Побьемся еще!

— Великанов на сборах, вы здесь. Почему?

— Дело в том, что сейчас с Сашей работают два тренера. Долгое время я тренировал его один, он мой ученик с младых ногтей. А потом был период, когда я приболел, и с ним стал попутно работать Юрий Иванович Мерзликин, главный тренер молодежной сборной. У нас в фехтовании, примерно, как в боксе, где тренер стоит с учеником «на лапах», наставник должен одевать определенную амуницию, и помогать воспитаннику вести бой. А спортсмен на нем отрабатывает элементы нападения, защиты и так далее.

— Если говорить о возможности Великанова выступить на Универсиаде, то нужно указать ВУЗ, где он учится.

— Саша в этом году закончил Академию физической культуры, спорта и туризма в Смоленске. Диплом сдал на отлично. А до Казани что-нибудь решим с обучением либо в аспирантуре, либо на втором дополнительном.

Великанов решал «за себя и за того парня»

— По вашим впечатлениям, как выступил Великанов в Казани?

— Надо начать с того, что у Саши сложился очень тяжелый год. Я приболел, не мог некоторое время с ним работать, и до того, как с ним продолжил работу Юрий Мерзликин, у Саши был определенный простой в работе с тренером. Потом он смог его наверстать, по отзывам Мерзликина в командных соревнованиях в Казани, где наша дружина стала чемпионом, Великанов сработал лучше всех. Плюс у него было удачное выступление на молодежном чемпионате России, где он занял второе место. А вот в личных соревнованиях казанского чемпионата Европы, Саша выступил не совсем удачно. Девятое место — не его, с учетом того, кому он уступил по ходу турнира. Проведи он с ним сто поединков, девяносто бы выиграл! Но «родные стены» на Сашу оказали не самое лучшее воздействие, скорее давили, чем помогали. Впрочем, у наших шпажистов в личных соревнованиях тоже не все ладилось. К примеру, лидер нашей молодежной сборной Павел Сухов входит в шестерку лучших шпажистов в мире, а уступил Артуру Силинсу, который в своей сборной Латвии является пятым по силе спортсменом. Великанов и Сухов своим противникам в поединках даже шанса не давали, чтобы отличиться. Решали «и за себя, и за того парня», едва ли не сами напарываясь на клинок соперника.

— По результатам предыдущих чемпионатов Европы создалось ощущение, что молодежные соревнования — некие междусобойчики. Постоянно в призерах одни и те же — Инна Дериглазова и Дмитрий Жеребченко из России, Река Пето из Венгрии, украинцы Анатолий Герей и Дмитрий Бойко. Получается, что кое-где победитель известен заранее?

— Из тех спортсменов, которые вы назвали, можно составить список призеров любых, самых крупных соревнований. Та же самая Инна Дериглазова одна из лидеров российской женской сборной в рапире. А женская рапира, в отличие от многих других видов оружия, это вид, где россиянки и итальянки выглядят гораздо сильнее остальных. А вот в шпаге, к примеру, ситуация другая. Тут конкуренция жестче, причем, сильные спортсмены есть во многих командах. Поэтому у нас нет многократных чемпионов мира, из-за того, что постоянно идет ротация лидеров.

— Российские фехтовальщики в Казани за явным преимуществом выиграли борьбу в неофициальном командном зачете. Победили в пяти командных финалах из шести. Хотя в соревнованиях взрослых о таком преимуществе приходится только мечтать. С чем связано наше весомое преимущество по молодежке?

— В первую очередь с тем, что мы наиболее ответственно относимся к этим соревнованиям. К примеру, такая сильная фехтовальная держава, как Франция, вовсе не посылает на молодежные первенства своих спортсменов. Они подчас не делегируют фехтовальщиков даже на юниорские европейские чемпионаты, хотя на мир ездят всегда. Что касается остальных, то, тут также могут без особого пиетета отнестись к молодежным чемпионатам, чего в России не наблюдается никогда. К тому же, поездка в Россию для кого-то не ближний свет. К примеру, в ту же Словакию в следующем году австрийцы, могут приехать просто на автобусе. Не все Федерации в состоянии оплатить своим фехтовальщикам командирование в Россию. Хотя мальчиков для битья здесь не было. Просто кто-то из соперников сделал ставку на другие соревнования.

— А чем запомнился чемпионат в Казани в организационном плане?

— Лично мне запомнилась реакция президента европейской федерации фехтования Франтишека Янды, который на мой вопрос — «Как ему организация?», показал два больших пальца. До нашего чемпионата был проведен турнир в Лобне, где соревнования прошли хорошо, но с точки зрения размещения спортсменов был недостаток в том, что их разместили в гостинице аэропорта. Можете сами себе представить, и шум, и то, что там даже выйти, прогуляться было негде. У нас же, к примеру, была организована прогулка по Волге. Кроме того, на соревнованиях участникам какую-то часть проблем приходится брать на себя. Здесь все за команды делали наши волонтеры, делегированные АНО «Исполнительная дирекция «Казань 2013» и нашей школой фехтования. Все остались очень довольны.

— Одновременно с чемпионатом по фехтованию, проходил студенческий чемпионат России по тхэквондо. Там мне пришлось стать свидетелем диалога между арбитром и главным судьей, когда в адрес последнего просто взмолились — «Уберите от нас этих волонтеров. Они только мешаются!»

— Предположу, что русскоязычным делегациям волонтеры могут быть и не всегда нужны. Но на международных соревнованиях без них не обойтись.

— Соревнования проходили во Дворце единоборств. Но во время Универсиады будет достаточно соревнований в единоборствах, в частности, борьба вольная и классическая, борьба на поясах. Останется ли фехтование в «Ак Барсе»?

— В плане проведения турнира по фехтованию нам пообещали то, что вместо нашего старого зала в школе фехтования появится трехзальный комплекс, в котором и пройдут соревнования Универсиады.

«Шеньчжень» пока в тумане

— Кто еще помимо Великанова и Гафурзяновой входят сейчас в число кандидатов в сборную страны?

— Елена Шашарина, которая была серебряным призером прошлой Универсиады в командных упражнениях, и моя ученица Дарья Пожарова. Дарья входила в число кандидатов, но при переходе из юниорок (она стала чемпионкой мира 2009 года по юниоркам), во взрослое фехтование, она пока не показывала сильных результатов. В целом, Гафурзянова и Шашарина, скорее всего, уже завоевали путевки в универсиадскую сборную.

— Не было информации о подготовке к предстоящей Универсиаде в Шеньчжене?

— Пока мы ничего не слышали. Помимо того что, если раньше за универсиадские команды отвечали главные тренера национальных сборных, отвечающие за тот или иной вид оружия, то теперь ответственными за студенческие команды стали главные тренера молодежных сборных России по видам оружия. Таким образом, на мужской шпаге главным будет уже названный Юрий Мерзликин, на женской шпаге — Мария Мазина, на женской рапире Ильдар Шаймарданов, директор казанской фехтовальной школы, за саблю ответственным является Алексей Фросин. Кого-то из ответственных я мог не назвать, по той причине, что просто не владею информацией.

Возвращаясь к нашим надеждам, отмечу еще, что среди юниорок выделяется серебряный призер Юношеской Олимпиады прошлого года Виктория Алексеева. У нее были определенные проблемы с травмированной спиной, а потом она их решила, и недавно выиграла чемпионат Поволжья в одну калитку.

— Фехтовальная школа Казани пользуется уважением в стране?

— Конечно! Каждый год воспитываем чемпионов среди юниоров или кадетов. Хотя, основной задачей, которую ставит перед тренерами школы ее руководство, давным-давно стало воспитание членов национальной сборной страны. Здесь есть определенная неувязочка, не может школа воспитывать членов национальной команды, потому, что она прекращает работу с учениками по достижению ими 17-летнего возраста. На то она и школа. Для решения этой проблемы в советские времена существовали ШВСМ, то есть, школы высшего спортивного мастерства, куда переходили наиболее перспективные воспитанники спортшкол по тем или иным видам спорта. После развала СССР подобная практика исчезла. Сейчас, для решения этой проблемы в нашей республике создано был училище олимпийского резерва, где могут доучиваться талантливые спортсмены в последние школьные годы, перед поступлением в ВУЗы. Плюс существовавшее ЦСК, Центральный спортивный клуб перепрофилируется в ЦСП, Центр спортивной подготовки, который как раз и должен послужить в качестве передаточного пункта талантливых выпускников спортшкол, решивших связать свою жизнь со спортом, в кандидатов в члены национальных сборных страны. Вот нашу школу подчас критиковали в том плане, что мы воспитываем таланты, но не можем эти таланты огранить настолько, чтобы он попадали потом в сборные в более массовом порядке. А как это сделаешь, если у нас не было тренеров по возрастам? Если в идеале должны существовать тренеры по младшим возрастам, тренеры по средним возрастам и так далее. Которые будут передавать способных учеников из рук в руки, в то время, как у нас один и тот же тренер, как начинает работу с группой только что набранных первоклассников, так и ведет их до выпускного класса. А работа с ребенком, работа с подростком, и работа с юношей, это немного разные по своей специфике виды деятельности.

В Москве, в Московской области процесс перехода выпускника спортшколы во взрослый спорт решается за счет существования ЦОПов, Центров олимпийской подготовки. Где спортсменам платят стипендию, прикрепляют их за собой. Вот это решение трех основных проблем — помощь с учебой в ВУЗе, ЦСП или ЦОПы, как бы это не называлось, и, в случае с юношами, помощь при прохождении армейской службы, помогут, я считаю, оставлять в спорте больше талантливой молодежи.

— Фехтование — молодой вид спорта?

— Это индивидуально. Павел Колобков фехтовал до 39 лет, и добивался выдающихся результатов. Станислав Поздняков последний раз стал чемпионом мира в 34 года. Сейчас есть пример Олега Скоробогатова, который пришел в фехтование еще во времена Советского Союза, потом лет на десять прекратил активные занятия спортом, занимался бизнесом. С недавнего времени Скоробогатов решил вернуться в большой спорт, и вполне удачно. Пару раз он уже выигрывал турниры. Перспектив на попадание в состав олимпийской сборной у него нет, думаю, ему этого и не нужно, но ощущать, что он в свои 48 лет вполне конкурентоспособен, само по себе приятно. В Италии ведущим фехтовальщиком на все времена является Эдуардо Манджаротти, который впервые стал олимпийским чемпионом в 1924 году, а в последний раз становился чемпионом в командных соревнованиях в 1956 и 1960 годах. Подобных долгожителей сейчас, конечно же, нет.

Наши тренеры работают «против нас»

— За счет чего поднялся уровень фехтования в таких, не фехтовальных ранее странах, как Китай, США?

— Везде подъем, в основном, происходит за счет бывших советских тренеров. Есть еще поляки, но их поменьше, в основном, работают бывшие наши. Кроме того, возросшая популярность. В Нью-Йорке действует 36 фехтовальных клубов. Да, всего шесть клубов «заточены» под спорт, остальные больше напоминают фитнес-клубы, но для массовости и мастерства этого хватает. В Нью-Джерси фехтовальные уроки есть в школах. Для желающих там существуют баскетбольные уроки, бейсбольные, и, в том числе, фехтовальные. Потом наши тренеры трудятся. К примеру, двукратную олимпийскую чемпионку Мэриэл Загунис тренирует экс-одессит Аркадий Бурдан. А Китай просто предрасположен к техническим видам спорта. Во многом, за счет менталитета местных жителей. К примеру, рассказывал мне их тренер, что отправил одного из своих учеников в другой зал, делать упражнение: «выпад-укол». Закончилось занятие, тренер успел забыть об ученике, пошел его искать, и обнаружил, что он эти два часа делал то упражнение, которое ему велели. Наш человек сделал бы раз сто, и бросил. А здесь исполнительность доведенная до самопожертвования.

— В прежние годы, когда не было возможности болеть за своих спортсменов высокого класса, татарстанцы болели за представителей татарской нации, выступавших за другие регионы. Если посмотреть на нынешних победителей чемпионата Европы среди молодежи, то окажется, что в их числе сразу квартет татар по национальности.

— Двое Эдуард Сафин, Артур Ахметхузин из Уфы. Отец третьего татарина, Камиля Ибрагимова, — Анвар Ибрагимов – олимпийский чемпион, который представлял ранее Уфу. Теперь его сын выступает за Московскую область. Кстати, Анвар Ибрагимов является родственником Галимзяна Ибрагимова, чьим именем назван проспект нашего города. Четвертая из татар Дина Галиакбарова из Санкт-Петербурга.

Впрочем, в фехтовании нашим болельщикам не нужно выискивать предпочтения извне. Все наши фехтовальные дружины, по всем видам оружия, сформированы на базе воспитанников казанской школы фехтования. У нас даже, так называемых, параллельщиков нет, которые бы приехали в Казань из других городов. Нет параллельщиков, ни чужих мы не берем, ни своих никуда не отдаем, в том числе и потому, что никто со стороны особо не может перебить условия, которые предоставляют нашей школе. Ведь, если посмотреть, то и поездки на соревнования у нас идут без проблем, и проблем с инвентарем нет никаких. Разве что зарплаты у соперников получше, к примеру, в Москве, Московской области.

P. S. Уже по завершении разговора с Иреком Радугиным, я понял, чем выделяется мой собеседник среди коллег. Ведь Радугин является единственным действующим тренером в Татарстане, чей ученик пробился в состав олимпийской сборной России. В 2004 году Ирек Радугин и его сын и ученик Игорь выступали на Олимпиаде в Афинах. Все предыдущие участники от Татарстана на Олимпиадах — Наиля Гилязова (1976 и 1980 годы), Ольга Князева и Валентина Никонова (1976 год), Ольга Вощакина (1988 и 1992 годы) выступали на Олимпиадах в составе сборной СССР, а Вощакина в 1992 году была членом сборной объединенной команды СНГ.

Фотографии: sportsreda.ru

Джаудат Абдуллин, специально для kazan2013.ru

Департамент Медиа АНО «Исполнительная дирекция «Казань 2013»

источник: kazan2013.com